2017.06 / Заключение Российского Форума коренных народов на проект Закона о внесении изменений в Федеральный Закон о ТТП

Заключение «Абориген-форума» на Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», а также отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее «Законопроект») /

Размещенный на сайте http://regulation.gov.ru/projects#npa=66793 для общественного обсуждения Законопроект, к сожалению, не решает «вопросов по порядку ‎и процедуре создания территорий традиционного природопользования, определению границ территорий традиционного природопользования, составу земель таких территорий и их правового режима и охраны», как это утверждается в Пояснительной записке, а также он не решает вопросов порядка подачи пакета документов для образования территорий традиционного природопользования,  порядка их рассмотрения и перечня причин отказа в удовлетворении предложений по образованию территорий традиционного природопользования со стороны объединений коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Законопроект дает новое определение территорий традиционного природопользования, исключая их из состава особо охраняемых территорий, т.е. делает следующий шаг, снижающий охрану природных ресурсов на этих территориях, и, соответственно, степень защиты прав коренных народов на исконную среду обитания и традиционный образ жизни. Подобное не согласуется с требованиями Конституции Российской Федерации (ст. 2, 18, 55 (ч. 2), 69, 72 (п. «м» ч. 2).

Законопроект не отвечает положениям международных актов в отношении прав коренных народов, как ратифицированных Российской Федерацией (Конвенция о биологическом разнообразии, решения Конференции сторон которой в отношении коренных народов, включены Стратегию и план действий по сохранению биоразнообразия в Российской Федерации), так и иных важных международных документов (Декларация прав коренных народов ООН), которые Россия обязалась соблюдать и имплементировать в национальное законодательство, одобрив Итоговый документ пленарного заседания  Генеральной Ассамблеи ООН под названием «Всемирная конференция коренных народов» 22 сентября 2014 г. Это также не согласуется с Конституцией Российской Федерации (ч. 4 ст. 15, ст. 69).

Изменения, внесенные Законопроектом в ст.1 Основные понятия, противоречивы и непоследовательны, эти понятия далее по-разному применяются в тексте законопроекта, внося путаницу. Например, «традиционная хозяйственная деятельность малочисленных народов…в целях удовлетворения личных потребностей малочисленных народов, а также по осуществлению промыслов, производству и их реализации»,  не нуждается в таком   странном определении, т.к. в российском законодательстве имеется Перечень традиционных видов хозяйственной деятельности  коренных малочисленных народов. Кроме того, такое определение противоречит духу и целям Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, направленной на экономическое развитие указанных народов.

Участие самих коренных малочисленных народов  Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в процессе образования территорий традиционного природопользования сведено к минимуму, упоминания о возможности выражения и учета их мнения в процессе образования  территории традиционного природопользования в тексте Законопроекта можно найти лишь с трудом. Например, в  новой редакции ст. 5. в части 6 этой статьи: «Одновременно с принятием решения об образовании территории традиционного природопользования высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации утверждается положение о соответствующей территории традиционного природопользования, которое должно содержать:» имеется пункт «д) порядок определения мест размещения общин малочисленных народов на территории традиционного природопользования с учетом предложений таких общин».

Во-первых, не очень ясно, что это значит: «порядок определения мест размещения общин»? Места проживания членов общин? места для традиционного природопользования – для охоты, рыболовства, оленеводства, лесопользования, рекреации, священные места?  Не лучше ли, для большей ясности сохранить перечень частей территории традиционного природопользования, содержащийся в ст.10 действующего № 49-ФЗ?

Во-вторых, в части 6 новой редакции ст. 5, где речь идет о положении, ожидается, что в положении должна быть реализована  норма  части 4 ст. 97 Земельного Кодекса РФ:  «В пределах земель природоохранного назначения вводится особый правовой режим использования земель, ограничивающий или запрещающий виды деятельности, которые несовместимы с основным назначением этих земель».

Но в Законопроекте ни здесь, ни где бы то ни было, эта норма не отражена. Никаких ограничений и запретов нет. В новой редакции статьи 11 Условия использования территории традиционного природопользования всё сводится к некоему Соглашению, на основании которого  «использование территорий традиционного природопользования осуществляется малочисленными народами на основании соглашения об осуществлении деятельности на территории традиционного природопользования, указанного в статье 12 настоящего Федерального закона (часть 3 ст. 11). А следующая часть 4 ст. 11 объявляет:  «В границах территорий традиционного природопользования допускается экономическая и (или) иная хозяйственная деятельность хозяйствующих субъектов».

«Права хозяйствующих субъектов, осуществляющих экономическую и (или) иную хозяйственную деятельность, не связанную с традиционной хозяйственной деятельностью и традиционным природопользованием в границах предполагаемой территории традиционного природопользования» упоминаются  также в п. д) части 5 новой редакции ст. 5 Законопроекта,  в  частях 2, 4 новой редакции ст. 11,  и в самой центральной новой Статье 12. Соглашение об осуществлении деятельности на территории традиционного природопользования.

А вот права коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации не раскрыты нигде. В этом, по-видимому, и содержится основной пафос Законопроекта.

Эти соглашения трактуются в Законопроекте с позиции интересов, прежде всего, хозяйствующих субъектов, крупного бизнеса от недропользователей для «полного раскрытия» территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока для их свободного вхождения на любые земельные участки, на которых коренные малочисленные народы сегодня осуществляют традиционную хозяйственную деятельность и просят защитить их от произвольного отчуждения под промышленное освоение путем образования территорий традиционного природопользования. Странно также, что когда хозяйствующие субъекты  приходят на территорию традиционного природопользования, то соглашение заключается, а когда  такая территория создается там, где они уже имеют лицензию, соглашение  не заключается. Указанная в статье 8 Законопроекта норма «соглашение не заключается с хозяйствующими субъектами, осуществляющими экономическую и (или) иную хозяйственную деятельность до принятия решения высшего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации об образовании территории традиционного природопользования» может быть истолкована так, что  упомянутые в ней соглашения не заключаются на уже образованных территориях традиционного природопользования местного значения, не утвержденных органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Но это противоречит части 1 статьи 8 № 82-ФЗ, в особенности  пункту 8 этой статьи.

Вызывает крайнее сожаление, что инициатором и разработчиком данного законопроекта выступает Федеральное агентство по делам национальностей, призванное заниматься вопросами защиты прав коренных малочисленных народов, по представлению которого указанный законопроект будет внесен в Государственную Думу от имени Правительства Российской Федерации.

Серьезную озабоченность вызывает тенденция, которая угрожает перерасти в традицию, когда Правительством Российской Федерации вносятся в Государственную Думу сомнительного качества проекты федеральных законов по правам коренных малочисленных народов, разработанные без их участия, что является прямым нарушением принципа свободного предварительного и осознанного согласия коренных народов, закрепленного в Декларации ООН о правах коренных народов.

Так например, в сентябре 2016 года Правительством Российской Федерации внесен в Государственную Думу проект федерального закона № 1184180-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», вносящий единственную поправку, ограничивающей право лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации быть учредителем и членом не более, чем в одной общине, что является прямым нарушением части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, так как направлен на ограничение прав граждан указанной категории лиц на учреждение и участие в деятельности некоммерческих организациях по признаку их национальной принадлежности.

Данный законопроект подвергся резкой критике 13 марта 2017 года на заседании «круглого стола» в Государственной Думе как со стороны организаций коренных малочисленных народов и экспертов, так и представителей органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Против принятия данного законопроекта выступила Общественная палата Российской Федерации. В выступлении Председателя Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) А.Н. Жиркова по данному проекту федерального закона была высказана обеспокоенность, что такой «недоброкачественный» законопроект внесен в Государственную Думу от Правительства Российской Федерации. Это всем нам тревожный сигнал. Вместо того, чтобы вносить изменения в Федеральный закон «О рыболовстве и о сохранении водных биологических ресурсов» Росрыболовство совместно с ФАДН России инициировали внесение от Правительства Российской Федерации дискриминационного законопроекта об ограничении прав коренных малочисленных народов на учредительство и участие в общинах.

Продолжением данной тревожной тенденции является разработка ФАДНом проекта федерального закона о Реестре лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской, который изначально преподносился как панацея для решения проблемы документального подтверждения национальной принадлежности граждан к коренным малочисленным народам. Законопроект также инициирован Росрыболовством и исполнен ФАДНом России. И если к тексту законопроекта особых замечаний не имеется, то очень много споров и вопросов вызывают правила ведения указанного реестра, проект которого должен быть утвержден  Правительством Российской Федерации в 30-дневный срок после принятия закона, но почему-то до сих пор разработчики не спешат обнародовать проект указанного положения. Вероятно по причине того, что из этого проекта сразу будет видно, что всем желающим быть включенным в Реестр в очередной раз придется представлять документ, подтверждающий его национальную принадлежность. Большая часть граждан из числа коренных малочисленных народов не будут включены в указанный Реестр по причине того, что они имеют постоянное проживания в населенных пунктах, не включенных в Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.

По мнению экспертов, введение в действие Реестра нецелесообразно без предварительного законодательного урегулирования вопросов:

  • вида документа, удостоверяющего личность гражданина, в котором каждый представитель коренных малочисленных народов по своему желанию мог указать свою (а не чужую) национальность;
  • и законодательного закрепления критерия включения территорий в Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности не менее чем в границах муниципальных образований;
  • включения в реестр всех представителей коренных малочисленных народов;
  • установления дополнительного критерия «осуществления такой же, как у коренных малочисленных народов хозяйственной деятельности» лицами, не относящимися к коренным малочисленным народам, постоянно проживающими в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.

Вынесенный на общественное обсуждение 31 мая 2017 г.  проект федерального закона также разработан Федеральным агентством по делам национальностей. Проведенный анализ показывает, что предлагаемые изменения существенно ослабляют степень правовой защиты территорий традиционного природопользования и направлены на снятие каких-либо барьеров для деятельности хозяйствующих субъектов на территориях традиционного природопользования.

В Законопроекте много дублирующих норм, связанных с правами хозяйствующих субъектов, много отсылочных норм, возлагающих обширную нормотворческую деятельность на субъекты Российской Федерации. При этом отсутствуют переходные и заключительные положения,  в которых было бы необходимо  обозначить сроки принятия нормативных правовых актов органами исполнительной власти, которые упоминаются в тексте Законопроекта (иначе применение закона вновь будет блокироваться отсутствием данных актов).

В этой связи  нас тревожит судьба уже созданных территорий традиционного природопользования, на которых живут и не легким трудом обеспечивают свое существование коренные малочисленные  народы Севера, Сибири и Дальнего Востока и совместно живущее с ними местное население,  ведущее такой же, как и они, образ жизни. Их права должны быть защищены законом, что также должно найти отражение в  переходных и заключительных положениях Законопроекта.

Кроме того, Законопроект не решает вопросов права на землю, охоту, рыболовство, лесопользование, водопользование коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. План мероприятий по реализации Концепции устойчивого развития  коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в 2009 г. включал мероприятия Правительства по разработке и внесению предложений в Лесной кодекс Российской Федерации, Земельный кодекс Российской Федерации, Водный кодекс Российской Федерации изменений в части безвозмездного доступа коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации к землям, необходимым для осуществления  традиционной хозяйственной деятельности и промыслов и проектов федеральных законов, обеспечивающие приоритетный доступ коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, их общин и иных объединений к охотничьим угодьям, к охотничьим животным, к рыбопромысловым участкам и водным биологическим ресурсам в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности. Это не выполнено Правительством до сих пор, вопросы не решены.

Теперь же, когда по поручению Президента РФ Правительство РФ разрабатывает законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», разработчиками даже не предусматривается внесение необходимых изменений ни в Лесной кодекс Российской Федерации в части особенностей лесопользования на территориях традиционного природопользования, ни в Градостроительный кодекс Российской Федерации, ни в Закон РФ «О недрах», ни в Федеральный закон «О рыболовстве и о сохранении водных биологических ресурсов», ни в Федеральный закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Эти предложения должны быть включены в Законопроект. Они были включены в аналогичный по названию законопроект, разработанный рабочей группой Совета Федерации по вопросам совершенствования законодательства Российской Федерации  о правах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации под руководством А.К. Акимова, заместителя председателя Комитета Совета Федерации  по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера.

Этими разработками, согласованными в 2015 г. с представителями министерств и ведомств Российской Федерации необходимо воспользоваться при дальнейшей работе над Законопроектом.

Опубликованный для общественного обсуждения  Законопроект, на наш взгляд,  не может быть принят к рассмотрению, а концепция Законопроекта должна быть полностью переработана в свете защиты конституционных прав коренных малочисленных народов на исконную среду обитания и традиционный образ жизни.

Заключение  Абориген форума по ПФЗ о ТТП отправлено на regulation.gov.ru, Обращение зарегистрировано в Государственной Думе за № вх2.8-15-86471 от 12/06/2017)  

Другие материалы по закону о ТТП:

Пояснительная записка к проекту Закона о внесении изменений в Федеральный Закон о ТТП: 

Проект внесения изменений в Федеральный Закон «О территориях традиционного природопользования»:


Ключевые слова: Закон, федеральный, О ТТП, территории традиционного природопользования, земли, земля, Абориген Форум, Российский Форум коренных народов, права на землю, охоту, рыболовство, лесопользование, водопользование, реестр, ФАДН, Федеральное агентство по делам национальностей, Конституция, Стратегия, Декларация, 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s